Внушаемы почти все, но особенно хорошо — в группе.

И особенно хорошо в руках опытного врача.

А «врачи» в этот раз были значительно сильнее, чем в Германии в 1939 году. И опыта побольше, и моральных ограничений поменьше, и  наука и практика сильно продвинулись вперед.

На самом деле, никто точно не знает, что происходит в мозгу внушаемого человека.

Огромные массы людей, как сомнамбулы повторяющие, что «Крым наш», что «Вы все врете», что «Путин всегда прав», «Войск нет, но мы победим» и  прочий внушенный бред, кто они? Жертвы или инструмент? Жестокие садисты или несчастные больные?

Их надо судить или лечить?

Они, вообще-то, излечимы или безнадежны?

А если лечить, то чем — валерьянкой и транквилизаторами или жестокими процедурами, сильными седативными средствами, нейролептиками?

Или по-другому: пожалеть и простить бедных больных или наказывать, пока не исправятся эти преступники.

Но Трибунал нужен.

Этим займется Фонд Валерии Новодворской, который я создаю.