Разбор #11, 2000 г.

Валерия Новодворская: У России свободное падение в фашизм

Для лидера партии “Демократический Союз” Валерии Новодворской вся жизнь – борьба. В советские времена ее трижды обвиняли по 70-й ст. УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда). С 1988-го по 1990, пока не приняли Декларацию прав человека, за несанкционированные митинги она отсидела в общей сложности 8,5 месяца: 17 арестов по 15 суток. И где бы она не оказывалась – в следственном изоляторе Лефортово или в “остроге”, как сама его именует для административных правонарушителей, Валерия Новодворская всегда придерживалась этики политзаключенных: не давала показаний на третьих лиц, не раскаивалась, помогала другим политзаключенным, и не сотрудничала с тюремной администрацией. Она верна этим принципам и сегодня.

Книги, статьи и выступления Новодворской неизменно вызывают бурный отклик. У нее обо всех жизненных явлениях и событиях свое неординарное суждение.

О России и ее реформах

– Чем ваша книга “Мой Карфаген обязан быть разрушен” так возмутила историков?

– В книге очень существенная переоценка всего, что случилось в российской истории, Я бы сказала, очень нелестная точка зрения. Историки просто захлебывались от возмущения. Я рассказала о том, почему в России с неизбежностью проваливаются либеральные реформы и почему они будут проваливаться впредь.

– Почему?

– Потому что Россия стоит на пяти взаимоисключающих традициях:

1) Славянская – традиция, очень неблагоприятная для индивидуализма. (Тогда, когда она зарождалась, индивидуализм обеспечил бы исчезновение этноса.) 2) Традиция дикого поля – абсолютно анархическая, беззаконная. Она почти исключает создание правового государства. 3) Скандинавская – самая благоприятная, единственная западническая традиция России. Традиция индивидуализма и плюрализма, потому что древнейшая партийная система в мире существовала в Норвегии, Швеции, Скандинавии и датируется чуть ли не Х – XI веками. Эта традиция обеспечила развитие Западной Европы и США. Скандинавская традиция – единственная, которая могла бы обеспечить России ее либеральную стезю и которая не дает России превратиться в восточную деспотию окончательно. Поэтому идет непрекращающаяся борьба за реформы с обязательной неудачей в конце начиная с XVI века. 4) Византийская традиция. Мы восприняли не то христианство: не христианство Запада, а магическую его ипостась из Византии, Общение с Византией было для нас крайне пагубно, 5) Ордынская – традиция рабства и экспансии, традиция имперская.

Ну вот и судите, почему у нас при наличии подобных традиций ничего не получается.

О России и Чечне

– Как вы относитесь к военным действиям в Чечне?

– Те, кто поддержал эту воину, являются чернью, сколько бы университетов они ни кончали. И независимо от того, кто это – последний омоновец или первый среди равных – Чубайс. Не может быть свободен народ, угнетающий другие народы. И тот, кто поддерживает Путина и эту войну, поддерживает обыкновенный фашизм Все очень просто: общество капитулировало, а так называемые светлые умы оказались обитателями прихожих, И вот они все лежат ковриком у Путина под сапогами. Сказались 70 лет советского воспитания.

Выход из конфликта между свободой и империей только один – предоставление Чечне полной государственной независимости. Тем более что Чечня никогда не являлась частью России. Понимаете, если вы ограбили банк, деньги, которые вы получили таким путем, не являются частью вашего бюджета. Точно так же и с Чечней: завоеванное и присоединенное никакой частью не является. Если бы Чечне была предоставлена независимость еще во время Джохара Дудаева, до войны, она давно бы шла путем западного развития. Не было бы там никаких ваххабитов, не было бы никакой торговли людьми, не было бы никакой вражды с Россией, и все были бы живы, кто лежит в могилах. А Россия сохранила бы шансы на демократическое развитие, которые она в Чечне потеряла.

– Почему вы так уверены, что при Дудаеве Чечня пошла бы западным путем?

– Джохар Дудаев был моим близким другом. Я знаю, чего он хотел. Он летал на истребителе во Францию, чтобы привезти оттуда специалистов по экономике. Он приглашал Григория Явлинского. Джохар Дудаев был человеком абсолютно западного менталитета.

– А как бы он поднял свою страну – страну с восточным менталитетом?

– Она не восточная. Кавказ и Восток – разные вещи. В Чечне был облегченный такой ислам. Как легкое современное просвещенное христианство. По отношению к исламу горцы протестанты.

Мы сами сделали чеченцев такими, какие они сейчас. Сами их загнали в этот пятый угол, лишили уважения к западным ценностям. Сами заставили их искать поддержки на Востоке. Мы просто лишили их шансов на жизнь. Если нет никакого выхода, умирать легче, рассчитывая на Аллаха. А что касается беспредела правового, то во время войны не действуют гражданские законы.

О России И Путине

– Как вы оцениваете первые шаги Путина на президентском посту? Я имею в виду ситуацию с холдингом “Медиа-Мост”.

– Это вполне логично. Конечно, он бы приказал рейхстаг поджечь. Но такой хороший рейхстаг, как у нас, – послушный, управляемый – нет смысла поджигать: он ничему не мешает, И потом, поджигать рейхстаг надо, когда нужны оправдания. А тут (в ситуации с Гусинским. – О. М.) уже и оправданий не ищут. “Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать”, – сказал и в темный лес ягненка поволок”. Совершенно нормальные действия автократа: грамотно выстраивает властную вертикаль – как в завоеванной стране, назначаются сатрапы; отбирается полностью самоуправление; ликвидируются демократия, свобода печати. Гитлер тоже начал не с газовых камер. Газовые камеры – это последний этап. Ну, надеюсь, “Газпром” накопит газа к тому времени.

– Ваш прогноз: как будут развиваться события?

– Смотря как будет общество себя вести. Если будет себя вести, как сейчас, последствия будут довольно скоро. Если Запад будет со всем мириться, это тоже ускорит наше свободное падение в фашизм. Сейчас нет никаких сдерживающих центров. Путь свободен. Никаких линий Мажино, никаких противотанковых оборонительных сооружений, никаких 28 панфиловцев. Ну если считать “Демократический союз” 28 панфиловцами, то мы готовы, но, как вы понимаете, мы их не остановим, потому что они уже в Москве.

О России и узниках совести

– Неужели все “прелести” тоталитаризма возможны вновь?

– Кроме ГУЛАГа, да. Массовые репрессии были нужны Ленину для того, чтобы полностью сломать старую нормальную человеческую жизнь, уничтожить о ней генетическую память. Сталин кое-что доделал в этом плане, а потом ему нужно было поддерживать партию в рабочем состоянии, чтобы все друг друга боялись. Другого способа установления дисциплины, работоспособности и взаимной ответственности, кроме массовых репрессий, социализм не придумал. А сейчас ГУЛАГ уже не нужен: когда все стоят на коленях. А для тех немногочисленных, кого все-таки понадобится сажать, – ну, открыть три музейных лагеря. Такой национальный парк Будет что показывать туристам. Особенно пригодится, если людям не дадут возможности уехать. А так, в этой безнадежной ситуации, когда закрываются все окна, все двери, молодежь и другие люди, на что-то способные, боюсь, предпочтут уехать из России, чем бороться.

– Как вы считаете, стремление к борьбе – качество врожденное или приобретаемое?

– Это от Бога. По идее, всех здесь борцами воспитывали. Советское воспитание н этом и состояло. Но, как видите, это подействовало или в обратном смысле, или вообще не подействовало. Это зависит от каких-то врожденных качеств: насколько сохранен человек, насколько он не выродился. А у нас – страна мутантов…

– Сейчас, по-вашему, есть в России политзаключенные или узники совести?

– Сегодняшние узники совести – отказники от военной службы. Вот только что Неверовский освобожден под подписку о невыезде. Появился новый узник совести – Роман Базельчук (г. Зверево Ростовской области). Случай вопиющий. Он был в запасе, закончил институт, и его попытались запихнуть в Чечню, Он по политическим мотивам отказался. Его осудили на 7 месяцев. То есть началась охота не только на призывников, но и на офицеров запаса, Такого даже о афганскую войну не было.

Политзаключенных и узников совести полно в Чечне. Там много людей, сидящих и фильтрационных лагерях, потому что они чеченцы. Они узники совести из-за этнического происхождения. А политзаключенные – это ополченцы, которые защищали свою родину с оружием в руках и, повторяю, правильно делали. Я, конечно, не имею в виду бандитов, которые продавали людей. Но говорить о бандитах среди чеченцев не приходится, когда в Российской армии бандитов больше. Чего ж иы хотите от какого-то неграмотного типа, который захватывает журналистов и выменивает их на твердую валюту? И еще неизвестно, не участвует ли в этом ФСБ. Потому что в истории с Бабицким она участвовала на 100%, Я уверена, что дома а Москве, Волгодонске и Буйнакске взрывала ФСБ. Почему же я не должна предположить, что к захвату заложников ФСБ не имеет отношения?

– Это очень серьезное обвинение. Какими вы располагаете фактами, доказывающими причастность ФСБ к взрывам домов?

– Вам мало рязанской истории? Ее уже достаточно как доказательства. Кому нужны были взрывы в тот момент? Меньше всего они нужны были чеченцам. Неужели им было надо, чтобы от Чечни ничего не оставили, кроме груды развалин? Если такие чеченцы и нашлись, они работали на ФСБ, Ищите, кому это выгодно. Зачем предполагать, что чеченцы поступают вопреки всякой логике? Каждый старается действовать себе на пользу. А тут и повода как бы не было: раньше, во время войны, не взрывали. А когда все кончилось, взяли вдруг и пошли взрывать.

…и снова о Российской власти

– Какие у вас еще разногласия с политикой сегодняшней власти?

– Я не приемлю ГБ ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем. Оно не реформируется. Также не устраивает настоящее ни в экономическом, ни в политическом аспекте. Не устраивает конфронтация с Западом. Отношение России к Западу – как у рэкетиров: сегодня угрозы, а завтра идем с протянутой рукой. Абсолютно не устраивают задуманные так называемые реформы, то есть режим единоличной диктатуры, Но устраивает приоритет интересов государства перед правами личности. Отношение к свободе прессы меня не устраивает. То есть меня ничего не устраивает.

– На президентских выборах вы за кого голосовали?

– “Демократический союз” голосовал за Титова. Агитировали мы за двоих – за Титова и за Явлинского

– Есть ли у вас своя версия убийства Галины Старовойтовой? Вы согласны, что дело в той огромной сумме денег, которую она везла?

– Чушь полнейшая. У Гали никаких денег никогда не было, И у “ДемРоссии” тоже. Она была убита спецслужбами. Галина Старовойтова была лишняя в Думе. В Думе только два демократа – она и Боровой – пытались говорить и противостоять, Галя была не нужна ни на парламентских, ни на президентских выборах. Этот соперник был бы похуже Явлинского и Титова. Галина Старовойтова была одним из немногих людей, кого слушали на Западе, и дискредитировать ее было абсолютно невозможно. Ее мнение о Путине, которое она бы там высказала, Путину бы никак не помогло в президентской кампании. Ее отношение к КГБ было хорошо известно. И она помешала бы Союзу правых сил отдаться Путину. У них бы ничего не вышло. Просто арестовать ее было не за что. Ее убрали.

Ольга Минаева