газета «Жулебинский бульвар» № 17 (84) 2004 г.

Валерия Новодворская

На Южном фронте без перемен

Когда-то, в начале прошлого века, кому-то казалась бесконечной Первая Мировая война, хотя и длилась она четыре года. Ведь только для России она закончилась Армагеддоном и плавно перетекла в гражданскую. Тогда-то и написал Эрих Мария Ремарк свой эпический роман «На Западном фронте без перемен».

Окопы, вши, газовые атаки, смерть и увечья. И никто уже не помнит, с чего это началось и кто за что воюет. За то, чтобы убийца эрцгерцога Фердинанда сидел пожизненно не в сербской, а в австрийской тюрьме? Так это было интересно министрам иностранных дел. Зачем кайзер вступился за Австро-Венгрию? Зачем Николай II полез защищать Сербию? От этих Балкан всю историю была одна головная боль. А рядовые солдатики за что сражались? По Андрею Вознесенскому: «За что ты бьешь, дурак господень? За то, что век твой безысходен? Жена родила дурачка, кругом долги, и жизнь тяжка…» А высшие лица в государстве подпадали под следующий вопрос того же поэта: «А ты за что, царек отечный? За веру, что ли, за Отечество? За то, что перепил, видать, и со страной не совладеть?» Эти два куплетика вполне относятся и к неограниченному «контингенту», который 10 лет подряд с обеденным перерывом на три года, с 1996-го по 1999-й, бьется «за счастье народное» в Чечне, и к обоим российским президентам.

Теперь смотрите, что получилось в сухом остатке. Германия: страшное унижение, потеря Эльзаса, Лотарингии, Рура, приход к власти Гитлера, оккупация союзниками. 7 миллионов жертв в ходе Второй мировой. А ведь Первая была спусковым механизмом. Франция тоже получила свое: оккупация, вишистский режим, гибель всех французских евреев. И Россия тоже оказалась не без прибыли: вмешательство Распутина в военные дела, дискредитация власти. Октябрь, террор, ГУЛАГ, сталинизм, концлагерь на 70 лет.

Вот почем нынче (и век назад) идеи славянского братства. Идеи же единства России и ее «территориальной целостности» не намного дешевле. Сорок тысяч убитых чеченских детей, шестьдесят тысяч покалеченных; еще сотни тысяч убитых чеченцев, женщин, стариков; республика, превращенная в доисторические руины, где впору подвизаться археологам, умеющим по черепкам и каменной кладке восстанавливать облик древних поселений.

Тысячи убитых российских солдат, жертвы терактов, задохнувшиеся в самолетах, сгоревшие заживо в метро, разорванные на части у «Рижской». И самое ужасное: сотни детей, умирающих от жажды, задавленных балками, застреленных, разорванных минами, сгоревших в Беслане… во имя чего? Стоит ли одной слезинки замученного ребенка это чертово единство и без того огромной территории? Что предпочтительней: развал России или обвал крыши школы на головки первоклашек?

Ничего не развалится само собой, если оно ладно скроено и крепко сшито. Не будет отделяться от России Сибирь, потому что она часть России. Никуда не уйдут ни Суздаль, ни Владимир, ни даже Владивосток. Отделяться будут только чужие, типа стран Балтии или стран Варшавского договора. Все, кто хотел хлопнуть дверью, уже хлопнули. Имели право. Прощальная сцена и цыпленок на дорогу. Даже большая часть Кавказа не хочет уходить. Это их добровольный выбор. То ли мы им так понравились, то ли наш бюджет. Но они честно признаются в том, что на отдельную квартиру не потянут. Это же все дотационные регионы: Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария.

Хотели уйти только чеченцы. Мы захлопнули перед ними дверь, вбомбили их в каменный век, устроили им обыкновенный фашизм с пытками, зачистками, бессудными расстрелами; уничижили единственного человека, который мог контролировать Чечню, не пустить туда исламских фанатиков, попытаться с помощью России и Запада (который он прямо просил об этом) создать в Чечне маленькое цивилизованное европейское государство. Этого человека звали Джохар Дудаев, и после его казни нашей ракетой (что целиком на совести Бориса Ельцина) на Чечню рухнула крыша в виде ваххабитов, хаттабычей и прочей мировой закулисы, провозгласившей: «Мой первый слог сидит в чалме, он на Востоке быть обязан». Чеченская интеллигенция после Хасавюрта сбежала в Москву от ваххабитов, которые даже елки в Новый год запрещали украшать.

Из Чечни стали делать то ли Иран, то ли Саудовскую Аравию, только бедную и голодную. Чеченцам это очень не нравилось, и они встречали федералов как освободителей. Но федеральная армия в Чечне умудрилась заставить уйти в горы самых мирных людей. Мировая же исламистская закулиса пришла «на огонек». Беслан – это ее почерк. Наемники, изверги, нелюди. Чеченцы никогда не стали бы создавать себе врагов еще и из ближайших соседей – осетин. Те чеченцы, которые оказались в бесланской банде, такие же чеченцы, как большевики – русские. Это порождения ада, «the hell-raisers». Но ад в Чечне устроили мы. Просто уйти, как ушли бы при Дудаеве, западнике, диссиденте, харизматическом лидере, чеченском Ататюрке, уже нельзя. Туда явится Аль-Каида и совьет гнездо.

Но можно уйти, призвав войска НАТО и план Маршалла для Чечни. Когда-то США спасли, отстроили, ввели в цивилизацию и демократию нацистскую Германию и феодальную Японию. Получилось здорово: вторая и третья экономики мира, прелестные демократии. А нам куда же… Мы уже засыпались. Россия полностью недееспособна. Со своим руководством во главе. А умирать как один «в борьбе за это» неохота.